Я застраховал свою гражданскую ответственность и получил полис обязательного страхования в тот период времени, когда был лишен водительских прав. Честно предупредил страхового агента об этом, и он мне сказал, что данное обстоятельство не имеет значения. При этом до окончания срока лишения прав оставался месяц. Однако через 2 недели произошло дорожно-транспортное происшествие – я въехал в “жигули”. При этом были разбиты фара и бампер. В ГИБДД оформили документы по ДТП, оштрафовали меня на 800 руб. за управление автомашиной без водительских прав. На следующий день мы с потерпевшим пришли в мою страховую компанию, чтобы оформить документы на выплату, но сотрудники страховщика расторгли со мной договор ОСАГО, вернули сумму страховой премии и, естественно, отказались выплачивать потерпевшему страховое возмещение. Через полгода я получил по почте копию искового заявления страховой компании в суд о взыскании с меня 20 тыс. руб., которые были выплачены страховщиком потерпевшему по полису КАСКО, купленному, оказывается, у того же страховщика. В иске было указано, что во время ДТП были повреждены не только бампер и фара, но и крыло и решетка, о чем, кстати, ни слова не было сказано в справке ГИБДД. Я возмутился такому развитию событий и пошел в страховую компанию с требованием дать мне разъяснения. Юрист страховой компании мне сказала, что таков порядок. В суде все мои попытки объяснить ситуацию наталкивались на вопрос судьи, почему я сел за руль без водительских прав. Слушать мои объяснения по поводу того, что я не был извещена о времени и месте проведения осмотра машины потерпевшего, судья также не захотела. В общем, иск был удовлетворен в полном размере. Я отдал жалобу, но уверенности в том, что мне удастся отстоять свои права, у меня нет. Разъясните, пожалуйста, как мне действовать дальше и на что рассчитывать?

Наличие водительских прав у гражданина не является обязательным условием для заключения договора обязательного страхования. Пункт 1 ст. 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” (далее – Закон об ОСАГО) устанавливает обязанность владельца транспортного средства застраховать свою гражданскую ответственность.

Таким образом, договор обязательного страхования, заключенный в период, когда владелец транспортного средства лишен водительских прав, соответствует закону. По этому основанию договор расторгаться не может. К сожалению, в тексте вопроса отсутствует информация о том, какое основание для досрочного прекращения договора ОСАГО привел страховщик.

Правда, можно предположить, что страховая компания основывала свое решение на пп. “з” п. 33 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263 (далее – Правила ОСАГО), в соответствии с которыми договор расторгается, если страхователь предоставил страховщику ложные или неполные данные при заключении договора, имеющие существенное значение для определения степени страхового риска. Однако такая позиция страховщика является весьма спорной, если не сказать прямо – незаконной.

Дело в том, что обязанность страхователя при заключении договора страхования предоставить страховщику все известные страхователю и неизвестные страховой компании сведения, имеющие существенное значение для определения степени вероятности наступления страхового случая и размера убытков вследствие этого события, основана на одном из важнейших в страховании принципов – наивысшей добросовестности. Законодательное закрепление этой обязанности страхователя имеет место в нормах ст. 944 ГК РФ. Пункт 3 указанной статьи предусматривает и специальные последствия на случай нарушения страхователем этой обязанности – “если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 настоящего Кодекса. Страховщик не может требовать признания договора страхования недействительным, если обстоятельства, о которых умолчал страхователь, уже отпали”.
Нетрудно заметить, что Правила ОСАГО, являющиеся подзаконным актом, фактически отступили от нормы закона, существенно ухудшив правовое положение страхователя. Иными словами, следует сделать вывод о том, что страховщик незаконно расторг договор ОСАГО с автором письма. На самом деле договор продолжает действовать, и страховщик несет по нему обязанность произвести страховую выплату.

Относительно спора о размере причиненного убытка надо сказать следующее. Справка ГИБДД не является безусловным доказательством причиненных при ДТП повреждений или отсутствия тех или иных повреждений, так как сотрудники милиции производят лишь поверхностный осмотр и не являются специалистами по определению убытков. Поскольку возник спор о том, могли ли при столкновении машины автора письма и потерпевшего быть повреждены не только фара и бампер, но и решетка и крыло, то окончательный ответ на этот вопрос может дать лишь экспертиза. Так как проведенная экспертиза не убедила автора письма, она имеет право настаивать на назначении судом судебно-технической экспертизы. Для большей убедительности такого ходатайства целесообразно заручиться мнением других специалистов-экспертов.
Закон об ОСАГО не предусматривает обязанности страховщика известить страхователя о времени и месте проведения экспертизы имущества потерпевшего. Соответственно, проведение экспертного исследования автомашины потерпевшего в отсутствие страхователя не влечет никаких правовых последствий. Тем паче если эта экспертиза проводилась страховщиком в связи с требованием потерпевшего как страхователя по полису КАСКО, то есть страхования машины как имущества.

Из текста вопроса можно сделать вывод, что страховая компания предъявила к автору вопроса требования в порядке ст. 965 ГК РФ, так как к ней по суброгации в пределах выплаченного страхового возмещения перешло право требования, которое потерпевший имел к причинителю вреда. Но поскольку договор ОСАГО, заключенный автором письма, продолжает действовать, то страховая компания обязана была произвести страховую выплату потерпевшему по полису ОСАГО. Другими словами, автор вопроса обязан заплатить страховщику 20 тыс. руб. в порядке суброгации, но в то же время страховщик обязан выплатить ей точно такую же сумму по полису обязательного страхования. Таким образом, обязательства автора вопроса, при прочих равных условиях, могли бы прекратиться зачетом (ст. 410 ГК РФ). Однако этого не произойдет, так как его противоправное поведение, а именно причинение вреда при управлении транспортным средством, когда он не имел водительских прав, является основанием для возникновения у страховщика права регресса, то есть обратного требования к ней (абз. 4 ст. 14 Закона об ОСАГО). Привлечение его органами ГИБДД к административной ответственности за это правонарушение не освобождает от обязанности возместить страховщику понесенные расходы на страховую выплату. Следовательно, автору вопроса при любом раскладе придется заплатить страховщику сумму, которую он выплатил потерпевшему в виде страхового возмещения.

Наверх ↑